veniamel, вечный студент (veniamel) wrote,
veniamel, вечный студент
veniamel

Category:

Время для драконов - ч. 1 (Отчет с игры "Хогвартс 15 лет спустя")

*Все речи ведутся от имени персонажа (Фанни Боунс, Гриффиндор, младший курс). Его мнение и чувства могут не совпадать с мнением и чувствами игрока*

***
Колдомашина была очень старой. Она скептически скрипнула, когда я подумала, что до Хогвартса на ней мы не доедем. Видимо, у меня это было написано на лице – мама всегда легко по нему читает, совершенно не умею обманывать.

Хозяин умного передвижного средства, профессор МакНелли, был настроен, однако, оптимистично – до той поры, пока мы не выехали из Лондона и не заглохли намертво. Примерно в это же время к нам присоединилась одна из дочерей профессора – Кэрис. Она переживала, что мы опоздаем на распределение и вечерний бал, и, в общем, была права: мы таки опоздали.

Добирались на попутных маггловских машинах – ночью, под дождем, с тяжелыми сумками и рюкзаками. Закупленная мной еда и двойной перекус на трассе не оставляли сомнений, что я попаду на Хаффлпафф. Но я ошиблась: Шляпа распределила меня в Гриффиндор. И там не было ни одного человека, о котором когда-либо рассказывала мне матушка.


***
Завтрак я пропустила, пытаясь заселиться в общую гостиную, где по закону подлости кровати мне не хватило. Староста факультета по имени Гвиневра сказала, что уступает мне свою кровать, но на лице у нее было написано, как она «довольна» таким поворотом событий. Вскоре, однако, свободная кровать была найдена в преподавательской комнате (спасибо декану!) и водворена на единственное возможное место: в гостиной у самой двери.

Такое ее месторасположение стало учить меня тому, чего у меня очень и очень мало: терпению и сосредоточенности на своих ощущениях. Сначала я засыпала на рассвете, когда из гостиной выходил последний гость, а потом научилась отключаться при свете, слушая краем уха разговоры своих и пришедших. Как говорится, хочешь спать - заснешь в любых обстоятельствах.

***
После этого начались занятия. Смутно помню зельеварение, отлично – чары, которые вели муж и жена, профессора Кэрролы. Разбирали самые простые чары, которые я уже знала (хорошо быть ребенком, которого воспитывали в аврорате) – к счастью, потому что двухчасовой сон не способствовал мировосприятию в принципе. Больше из дообеденных лекций не помню ничего. Сразу после обеда началась тренировка по квиддичу. Перед ней выяснилось, что на Гриффиндоре в квиддич до сего времени играла только Гвиневра и еще пара человек, остальные, в том числе, я – новички.

Лучше всего у меня получалось бегать охотником, и не успела я порадоваться этому событию и как следует потренироваться, как на поле появилось драконообразное хтоническое чудовище, и инкарцеро веерное опутало меня с ног до головы. Волшебная палочка мирно лежала на скамейке вместе с мантией, да и успела ли бы я воспользоваться ею? Неизвестно, ведь ничто не предвещало.

Я надеялась, что, как и положено (по книгам и легендам) всякой темной силе, чудовище предложит нам ученичество, и уже придумывала как бы ему так соврать, чтобы отмазаться от ожидаемых благ. Но воплощение темной силы немного поизгалялось над четырьмя связанными учениками словесно, заткнуло всех возражавших при помощи силенцио, потом бросило в нас несколько крутых и очень болезненных чар (особенно не повезло нашей старосте), а затем передало инициативу своим «рыцарям» из учеников. Те не очень охотно добили нас до состояния «без сознания», после чего чудовище перенесло нас обратно в школу (как сообщили очевидцы) и добрые маги оттащили наши израненные тела в больничное крыло.

Так в моей школьной жизни появились драконы. Не скажу, чтобы я очень сильно обрадовалась этому событию, но, как говорится, чему быть – того не миновать.

***
Все, что было тем днем дальше – помню смутно. Кажется, была лекция по теории ЗОТС, которую вела наша декан мисс Анжелина Джонсон, и я за каким-то фигом рассказала ей и остальным младшекурсникам о процессе Анны Ковалевски, когда один довольно известный маг вытащил ее из комы после магического ритуала при помощи круцио.

О том, что сделала я это явно зря, стало понятно только по результатам экзаменов. Правило «меньше болтаешь – целее будешь» теперь усвоено мной накрепко, но тогда в измененном состоянии сознания, после пары ультимных чар и лечения… в общем, не засунула вовремя в карман свой длинный язык.

Его вообще того… подсократить бы надо. А то какой из меня выйдет аврор? Аврор должен быть суров, молчалив и справедлив. С последним проблем нет, а вот первые два качества, определенно, необходимо прокачивать.
***
В этот же день наши добрые и любознательные слизеринцы пошли исследовать подвал и выпустили оттуда василиска (который сказал, кстати, что прилетавшая и забиравшая нас хня – не дракон, а одно из воплощений тьмы), и откуда-то пошла инфа, что в школе хранится яйцо феникса.

И Слизерин, и Гриффиндор искал его, но безрезультатно, попутно все – и преподаватели, и многие студенты – думали, как избавиться от драконоподобного чудища, а некоторые слизеринцы таки начали у него учиться – сказки все-таки не врут, ученичество было предложено, только не всем, а вроде бы как избранным. Учиться причинять боль – ага, великое дело. Молодцы, ребята, далеко пойдете.

Хотя, как обычно, и среди них найдутся те, кто откажется от темного пути. Я надеюсь. На Слизерине есть симпатичные люди, например, девочка Ким, я пообщалась с ней немного после какого-то из занятий, и обаятельный длинный Поттер – что он-то вообще забыл на змеином факультете? – и еще парень эльфийской внешности с волнистыми длинными волосами, которые на ощупь, наверное, мягкие, как пух…

Эм… А теперь, Фанни, вспомни-ка про своих, про Гриффиндорцев. Про Джеймса, про Франца, про Лили и Гвиневру. Так, очнулась? Вот и хорошо.

***
После занятий в числе прочих я пошла искать ответы в библиотеку, перерыла кучу фолиантов, но не нашла ничего подходящего, кроме «Легенды о Равенстве», где говорилось о Сфере и четырех драконах, которые придут в мир, если их призовет разбивший Сферу. С Францем, Джеймсом и еще парой гриффиндорцев до ужина мы крутили эту легенду и так, и эдак, после чего решили, что вся она о прошлых событиях, и для полного понимания и применения информации нам не хватает значительного ее куска. Я очень хотела поговорить об этом с профессором Сталкером, которого знала еще по аврорату, но его нигде не было видно.
***
Одна из девушек со старшего курса принесла весть, что директор просит всех, кто умеет, написать стихотворение, которое поможет вызвать на защиту школы Белого Дракона. После ужина я слушала лекцию директора Снейпа и внезапно у меня, которая до этого вообще не могла нормально связать двух поэтических строчек, родилось аж четыре четверостишия, в которых заклинатель звал дракона-защитника от имени четырех стихий. Поскольку нить лекции все равно была утеряна, я переписала стихотворение набело, отдала старшекурснице и благополучно про него забыла, потому что в моей памяти внезапно всплыли предсмертные слова Генриетты, подруги моей бабушки Амелии Боунс.

***
Я была еще довольно мелкой, поэтому помню плохо. Кажется, дело было так. Генриетта перед смертью позвала меня, но поскольку, видимо, была связана Непреложным обетом, сказала, что бабушка лет десять назад спрятала в Запретном лесу то, что получила в результате двадцатилетнего великого Поиска. И это имеет прямое отношение к жизни, смерти и возрождению.

Мама, которая как работник аврората имеет доступ к архивам, в ответном письме мне подтвердила, что да, над бабушкой был суд, где ее приговорили к Поиску, она искала необходимое 20 лет и спрятала в Запретном лесу. И поскольку ночью туда ходить небезопасно (бдительные профессора ловят студентов вне гостиных и снимают с них баллы), я решила отложить поиск Клада на утро.

На всякий случай (вдруг по пути меня сожрет какая-нибудь очередная хтоническая хня) я рассказала про спрятанное в лесу профессору МакНелли. Думаю, он был единственным, кому можно было довериться в подобной ситуации: во-первых, он не снимает со студентов баллы, во-вторых, точно не помешает мне с утра поискать бабушкин Клад, а в-третьих Уилла, в смысле, профессора Сталкера, опять нигде не было видно.

Профессор МакНелли не принял мою идею особо близко к сердцу, но мы с ним решили, что артефакт в любом случае куда-нибудь да пригодится. Так что, подготовившись к поиску, я со спокойным сердцем легла спать, и когда из гостиной (кажется, часов в шесть утра) ушел последний гость, я наконец заснула, чтобы встать рано утром.
Subscribe

  • можно всё?

    Когда-то у меня были друзья, в доме которых было можно всё. Меня это очень радовало, когда я приезжала к ним в гости на протяжении нескольких лет.…

  • (no subject)

    за время карантина я привыкла к полу-одиночеству. мне кажется, что это и есть настоящая я, а всё общение с людьми и умение со всеми быть хорошей и…

  • (no subject)

    Чуша ненавязчиво попросила ремонта. Тыщ на 15+. Она, конечно, делала это ещё в том году, но сейчас движок стучит как-то совсем не по-детски, слышат…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments