veniamel, вечный студент (veniamel) wrote,
veniamel, вечный студент
veniamel

Categories:

предыстория - к отчету "Хогвартс 15 лет спустя"

Я поняла, что без этого отчет будет местами непонятен.

Кому интересно - welcome под кат.



***
- Эй, Фанни, что какая кислая?
- Я не Фанни, - нахмурилась тощая девочка, подтягивая голенастые в царапинах ноги к груди и поудобнее устраиваясь в просторном кожаном кресле.
- А кто же ты тогда? - не отставал молодой белобрысый аврор, с трудом скрывая смешок.
- Я Фанфан Тюльпан, разбойник с большой дороги, - убежденно заявила девица, спрыгивая с кресла. В одной руке у нее был деревянный меч из магазинчика Уизли, в другой – замусоленная черная маска из дешевого бархата.
- Тем более. Разбойники с большой дороги просто не могут быть такими тухлыми на вид, - сообщил аврор.
- Да ну? – прищурилась «Фанфан», - а ты откуда знаешь?
- Я все знаю. Я великий бродячий маг Ксенофилиус, дружу с разбойниками и всякими другими… существами.
- Эй, Тэрри, хорош в Лавгуда играть, работать пора! – донеслось из-за приоткрытой двери.
- Ну что ж, как видите, уважаемая Фанфан, увы, я должен откланяться. Дела. – Терри стащил с головы хвостатую кепочку в сине-бежевую клетку, согнулся в шутливом поклоне, подметая головным убором начищенный до блеска пол аврората. – Дайте мне слово, мадемуазель, - Терри прижал кепку к груди театральным жестом, - что мы встретимся с вами снова!
- Хорошо, маг Ксенофилиус, даю слово. – Девица отсалютовала ему мечом, и аврор исчез за дверью ближайшего кабинета.
Десятилетняя Фанни Боунс проводила его повеселевшим взглядом.
***
До десяти лет жизнь Фанни была разделена на две части. В первой была мама, магия, аврорат, кожаные кресла, где она часто засыпала, ожидая, пока мать вернется с задания или закончится ее дежурство, во второй – папины сказки, игры и поездки с отцом в Европу, друзья и, конечно, приключенческие книги и кинематограф. Индейцы, ковбои, благородные разбойники и рыцари в доспехах были примером для подражания, окрестные мальчишки – самыми лучшими приятелями и артистами.
Еще была маггловская школа, но ее Фанни помнила смутно, как во сне, потому что уже в шесть лет у нее начались вспышки стихийной магии, мать наняла дочери преподавателей-волшебников, так что простые уроки с обычными учителями были практически забыты. Отец, который жил тогда уже отдельно, но часто виделся с дочерью, радовался открывшемуся дару Фанни даже больше, чем она сама. Он, как ребенок, восхищался каждым кленовым листочком, что опускался той осенью к нему в руки при помощи простого Акцио, замкОм домашней двери, которую дочери удавалось открыть неумелой еще Аллохоморой, ожившей лентой, что сама завязывалась у него на запястье, когда Фанни отрабатывала Инкарцеро.
Но в десять лет все закончилось. Отец отправился на Тибет – один, без дочери, и Фанни больше его не видела. В первый год он прислал несколько коротких писем (девочка их хранит до сих пор), а потом не стало и их. Фанни осталась вдвоем с мамой. Родственников у Сьюзен не было, Амелия к тому времени умерла, поэтому свою дочь она часто приводила с собой на работу, в аврорат, где занималась расследованием. Фанни сидела в приемной отдела в кожаном кресле с книжкой и, как говорят магглы, «не отсвечивала».
***
Могут ли подружиться маленькая десятилетняя девочка и двадцатилетний парень? Терри Джонс-младший и Фанни, точнее, Фанфан – только так он звал ее – были уверены, что могут. Во время ночных дежурств Терри аврорат превращался в поле битвы-игры, где отважная девица в черной маске спасала «замурованного заживо» (в настоящем карцере) лучшего друга или тот, в свою очередь, помогал храброй, но доверчивой Фанфан выбраться из очередной переделки. Сюжеты рождались «на коленке», в историях было много импровизации, но и чары Фанни худо-бедно выучивала. Поэтому Сьюзен Боунс не слишком ругала подрастающую дочь, когда та отпрашивалась поздно вечером «подежурить с Терри». Парень же цацкался с дочкой сотрудницы, как с собственной младшей сестрой или племянницей – видимо, за неимением своих мелких родственниц.
***
- А… Где Терри?
Сьюзан глянула устало.
- Уилл, объясни ей, я не могу.
- Не можешь сказать, что Терри больше нет?
- Я сказала, она не верит.
Высокий бородатый мужчина, сидевший в кресле, посмотрел внимательно:
- Не веришь, значит.
- Нет. – Для пущей убедительности Фанни помотала головой.
- Ну, тогда пойдем. – Он легко поднялся и подошел к двери. Девочка последовала за ним.
В стене холодной комнаты было множество ящиков, Уильям выдвинул один из них, отошел немного.
Фанни подошла.
Терри лежал неподвижно и на ощупь оказался очень холодным. Фанни попробовала убрать с его лба длинную прядь, но та примерзла к коже. Девочка постояла еще немного, потом взяла Терри за руку и легонько пожала ее.
- До свиданья, Терри. Ты был очень хорошим другом. – Она повернулась к сопровождавшему ее мужчине. – Все. Я попрощалась.
- Теперь веришь. – Это был не вопрос – утверждение.
- Да. – Фанни чуть помедлила, а потом спросила, немного робея, - можно я возьму вас за руку?
- Эээ… Да, конечно.
- Спасибо. – Девочка уцепилась ладошкой за большую руку Уилла и по дороге обратно в отдел не сказала ни слова.
***
- Мама, как ты думаешь… - Фанни начала говорить, но почему-то нерешительно замолчала.
- О чем, Фанфан?
- Как ты думаешь, я смогу подружиться с Уиллом?
- Я очень мало его знаю, но ты попробуй.
- Хорошо, я попробую. Он… Он ведь был вчера с Терри, да? На задании?
- Да, лисенок. Да… Они до сих пор умирают…
Фанни всхлипнула и крепко обняла мать.
***
«Делай, что умеешь, учись и двигайся к цели». Таков был девиз Фанни с семи лет. Эту фразу сказал кто-то из героев приключенческого фильма о Диком Западе, который она смотрела тогда вместе с отцом. Младшая Боунс старалась. У нее получилось подружиться с Уиллом – не так, как с Терри, девочка всегда видела в нем взрослого человека, который, однако, не снисходил до нее, но общался на равных, хотя и не дурачился, не смешил ее постоянно и не играл с ней в приключения во время дежурств.
Уилл умел рассказывать. О прочитанных книгах, о древних волшебниках, о разных странах. Легенды и недавние события, сказочные герои и обычные люди оживали, говорили о своем – о смысле жизни, об истине, как они понимали ее. Фанни слушала – и размышляла. Она уже точно знала, что пойдет учиться с Хогвартс, а потом станет аврором, но не потому что она хотела отомстить за Терри, нет. В сердце ее не было ненависти. Просто ей этот путь казался единственно возможным.
Приняв это решение, Фанни начала интересоваться защитой от темных искусств, но книги, найденные ею в аврорате и дома, были написаны очень скучным и сложным языком, а Уилл не спешил рассказывать много.
Если Уилл уходил на задание в ночь, Фанни долго не могла уснуть, а утром теребила мать, чтобы та связалась с авроратом по каминной сети и сказала ей, что с ним все в порядке. Но через год волноваться стало не за кого: Уилл уехал сначала в Японию, потом в Восточную Европу. Письма его к Фанни, как в свое время и отцовские, были короткими, девочка не понимала, что ищет далеко от дома ее друг, но листки, исписанные убористым почерком, хранила бережно.
Хранила – и верила в его возвращение. И не зря. В 2011 году Сьюзан принесла новость: Уилл снова работает в аврорате. Фанни едва смогла дождаться вечера – полетела здороваться. Еще более суровый на вид, чем раньше, он сидел в том же самом кожаном кресле, в котором девочка увидела его впервые. Но историй – еще более захватывающих, заставляющих размышлять – у друга Фанфан было еще больше, чем раньше. А у пятнадцатилетней девицы в достатке было желания внимательно слушать…

Анкетные данные персонажа:
Имя: Фанни Боунс, прозвище Фанфан
День рождения – 8 августа 2001 года
Характер: веселый философ
Происхождение: полукровка
Родственники: мать Сьюзен Боунс, выпускница Хогвартса, отец – маггл, йог, уехал на Тибет, когда девочке было десять лет. После этого мать дала дочери свою фамилию. Бабушка Амелия Боунс, умерла, когда Фанни было семь лет, перед смертью она о чем-то шепталась дочерью.
Девиз: «Делай, что умеешь, учись и двигайся к цели»
Увлечения: приключенческие книги и фильмы
Что умеет на начало игры: немного чары (симпла), немного зелья, основные вещи по ЗОТС.

Стихотворение, характеризующее персонажа:

Крупная дробь рябины,
мелкая дрожь реки,
скоро за-мо-роз-ки.
Звездный дождь целит в нас
росчерками пушистыми…
В августе смерть начинается,
но вопрос, завершится ли.
Время течет насквозь
через мир – студенистую массу.
У меня лицо – теплый воск.
Можно слепить улыбку.
Можно гримасу.
…Смотрю и думаю:
ты-то хоть задержись!
Сажаю деревья. Закладываюсь на жизнь.
(с) Колонок
Subscribe

  • можно всё?

    Когда-то у меня были друзья, в доме которых было можно всё. Меня это очень радовало, когда я приезжала к ним в гости на протяжении нескольких лет.…

  • (no subject)

    за время карантина я привыкла к полу-одиночеству. мне кажется, что это и есть настоящая я, а всё общение с людьми и умение со всеми быть хорошей и…

  • (no subject)

    Чуша ненавязчиво попросила ремонта. Тыщ на 15+. Она, конечно, делала это ещё в том году, но сейчас движок стучит как-то совсем не по-детски, слышат…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • можно всё?

    Когда-то у меня были друзья, в доме которых было можно всё. Меня это очень радовало, когда я приезжала к ним в гости на протяжении нескольких лет.…

  • (no subject)

    за время карантина я привыкла к полу-одиночеству. мне кажется, что это и есть настоящая я, а всё общение с людьми и умение со всеми быть хорошей и…

  • (no subject)

    Чуша ненавязчиво попросила ремонта. Тыщ на 15+. Она, конечно, делала это ещё в том году, но сейчас движок стучит как-то совсем не по-детски, слышат…