veniamel, вечный студент (veniamel) wrote,
veniamel, вечный студент
veniamel

Categories:

Отчет с игры "Хогвартс 15 лет спустя" - "Время для драконов", ч. 2

***
На поиски я позвала Джеймса, но утром он отказался вставать, зато уже вставшим, умытым и одетым я обнаружила Франца, одного из многочисленных детей профессора МакНелли. Я решила, что Франц – это хороший выбор, и позвала его с собой. Практически ни о чем не спросив, он согласился.

В лесу было мокро, туманно и пели птицы. Около озера мы обнаружили очень красивую траву, я точно помнила, что ее нужно срывать утром, и что она помогает увидеть будущее. Так что мы сорвали три таких травы и пошли дальше. То, что нас начало сильно клонить в сон, мы списали на общую невыспатость.

После этого мы прошлись еще немного, нашли и забрали бесхозную метлу и на полянке увидели огромный серебристо-розовый цветок Деметры, который дарят женихам или невестам, а если нареченного нет, то покрываются страшными фурункулами. Нам такое счастье было ни к чему (я уточнила у Франца, у него не было невесты, как и у меня жениха), так что мы отправились, было, дальше, но интуиция заставила повернуть нас обратно.

- Копаем здесь, - уверенно сказала я, озвучивая мнение своего внутреннего голоса. Спустя пару минут мы наткнулись на порт-ключ, который перенес нас в мой дом, каким он был в моем детстве. В кабинете у матери висел портрет бабушки Амелии Боунс. Оказалось, что у моей пожилой и уже покинувшей нас родственницы отличное чувство юмора. Сначала она оценила мой внешний вид под андрогинкой (выпила вечером за компанию с одной из старшекурсниц), потом спросила, зачем я явилась пред ее очи, да еще и не одна.

Я честно рассказала о ситуации в школе, о хтоническом чудовище и кладе, который она закопала, а я хочу найти. Мы получили от бабушки ценные указания (вскрывать сундук с кладом в полдень, и чтобы руку к этому приложили представители всех четырех факультетов), и снова оказались на месте рядом с волшебным цветком. Спустя некоторое время, покопав хорошенько вглубь, мы нашли сундучок. Франц спрятал его под мантией, и мы успешно, не встретив ни одного профессора и подозрительного слизеринца, вернулись на факультет.

***
У меня был отличный план. Представители факультета Гриффиндор у нас были в достатке, с Хаффлпафа и Рейвенкло я хотела позвать профессоров Сталкера и МакНелли, оставалось найти добропорядочного слизеринца. Уильям, встреченный в коридоре, порекомендовал ту самую девочку Ким, свою ученицу, которая мне нравилась, однако сам отказался участвовать: вроде как, это дело только студентов. Тогда Гвен, наша староста, взялась привести двоих студентов с Рейвенкло и Хаффлпаффа. Я подумала, что она, кажется, знает в школе всех и практически обо всем, и это было очень круто.

Однако после завтрака Гриффиндор должен был решить еще одну проблему. На распределении нашелся меч Годрика, и Джеймс достал его и принес на факультет. Узнав об этом, гоблины стали требовать реликвию, предъявляя договор, по которому меч наследовали именно они. Факультет меч отдавать не хотел, и тогда Эрик Альба придумал хитрую формулировку, после которой меч сначала переходил к гоблинам, но после этого был велик шанс, что те отдадут его нам обратно. Что, собственно, и произошло.

А потом мы открыли коробку – и обнаружили там только что вылупившегося птенца Феникса. Мы отнесли его директору, однако малыш выбрал себе другого хозяина – профессора Кэррола, хотя с удовольствием покормился в гриффиндорской гостиной из наших рук. Я была очень счастлива: утро началось правильно.

Дальше – больше: профессор о’Барберри-Кэррол похвалила меня за стихотворение и сказала, что именно его она будет читать вечером во время ритуала вызова Белого Дракона. Я была удивлена – не столько тем, что написала приличное произведение, сколько отношением ко мне профессора, до этого очень суровой: она сняла с меня не один десяток баллов за растрепанный внешний вид и отсутствие мантии, которая потерялась прошлым днем после происшествия с хтоническим чудовищем. Впрочем, сейчас-то на мне мантия была (спасибо Францу, он написал кому-то, и ему прислали еще одну, и он отдал ее мне до конца семестра), галстук и нашивка тоже наличествовали. Но все равно, все равно!

***
В этот день у нас были чары, которые начались неудачно, а потом мне повезло. На тренировке в пару со мной попала девушка с Рейвенкло, которая вообще не захотела драться, поэтому я присоединилась к одному из студентов, парой которого был профессор Кэррол. Он кастовал в нас обоих чары, а мы ставили щиты, и если бы было у нас побольше подобных тренировок, то на экзамене то Торменцио в меня бы не долетело.

Потом было занятие по Трансфигурации, но слушала я в пол-уха, потому что думала о разном. А чтобы сосредоточиться, рисовала портрет профессора МакНелли. После занятия профессор проверил мой свиток, который позволял трансфигурировать короткую юбку в длинную: директор еще вечером приказал ученицам не носить юбок выше колена, но в моем гардеробе не нашлось ни одной подходящей. Тогда Лили, у которой как у старшекурсницы был бета-уровень трансфигурации, помогла мне с решением этой проблемы. В свитке была ошибка, на которую указал профессор МакНелли. Я исправила ее, и до конца семестра ходила в той же самой юбке, только трансфигурированной.

Затем началось практическое занятие по ЗОТС, которого я так долго ждала. Но профессора Сталкера через пять минут после начала вызвал кто-то из преподавателей, и заменять его осталась леди Чарисса. Она предложила нам разделиться на две группы: одна защищает помещение, другая пытается в него ворваться. Но практики из этого не получилось: никому не хотелось ни выходить из комнаты, ни врываться в нее – и в том, и в другом случае человек попал бы под «каток». Тогда мы стали вспоминать всякую нечисть и магию, которая на нее действует. Это было скучно, мы с Францем зевали точно так же широко, как и утром, хотя уже догадывались, что виной тому не только практика, которая превратилась в теорию, но и та сиреневая трава, которую мы сорвали рано утром.

***
Профессор Ржезач не только сняла с нас баллы, но и подтвердила наши опасения. Оказалось, что сиреневую сон-траву рвать нужно было в одиночестве, а мы как-то про это забыли. Более того: потом мы нашли еще и Тирлич, который вообще срывать положено на закате, да еще и сделав предварительно некоторые манипуляции, так что в итоге Франц превратился на три часа в пикси, и нам пришлось спасать его от «аристократической охоты» драконологов. Спасибо профессору Ржезач, которая взяла «пикси» под свою защиту. Кстати, драконологи давно мне не нравились: еще с тех пор, когда стояли рядом с хтонической хней и называли ее великим драконом. Впрочем, если они все еще здесь, значит, это кому-нибудь нужно. Кому – разбираться буду позже.

***
После обеда был квиддич. Сначала играли Слизерин против Хаффлпаффа. И тем, и другим в команде не хватало игроков, грифиндорцев попросили выдать кого-то из своих, поэтому я временно стала в змейской команде охотником. Тот парень с эльфийской внешностью оказался отличнейшим бланджеристом, до сих пор восхищаюсь его игрой. Поттер с его силищей и ростом забил практически все мячи, а Моргауза Реддл поймала снитч.

В ходе игры я поняла, как нужно правильно толкать противника, чтобы задержать его и дать возможность «своим» забить мяч. Выяснила, что играть на мокром поле означает часто падать и вывозиться в грязи, и что Поттер – настоящий джентльмен, который на поле в процессе игры помогает встать и спрашивает, не сильно ли я ушиблась. Ну и еще я ощутила, что выигрывать очень приятно, а игроки команды Слизерина практически все - весьма и весьма достойные противники.

Тем меньше я расстроилась, когда наша команда Гриффиндора проиграла «зеленым». Джеймс держался молодцом, практически все забитые мячи были его, остальные тоже выложились, насколько могли. Единственное, что я бы сделала – помолчала бы на месте Кэррис, которая кричала, что из нее вышел бы лучше бланджерист, нежели из Ребекки. Кажется, та при этом еле сдержала слезы.

***
За этот семестр я поняла одну вещь. Есть люди, которым необходимо Служение. Темной ли, светлой ли силе или конкретному человеку – не важно, это определяется по потребности и возможностям. Кто-то из слизеринцев пошел учиться у того темного «дракона», кто-то сразу попросил взять его в ученики кого-то из преподавателей, кто-то стал оруженосцем при старшем товарище. Всем этим людям необходимо одобрение со стороны, возможность быть нужными.

Я тоже очень люблю быть нужной, но еще важнее мне сохранить свою цельность, не гнаться за чьим-то одобрением, но иметь возможность анализировать свои слова и поступки. Я очень люблю учиться, но в данном случае для меня важнее сам процесс и его результат, нежели одобрение старших. Обидно, конечно, когда сам ты чувствуешь, что сделал что-то важное, а другие этого не замечают, можно даже расстроиться из-за этого. Но зависеть от чьего-то мнения, слова, взгляда? Нет, это точно не мой путь.

Не похвалили за что-то? Сняли баллы из-за пустяка? Повторяй про себя: «я будущий аврор, железный и невозмутимый». Стало легче? То-то.
Subscribe

  • можно всё?

    Когда-то у меня были друзья, в доме которых было можно всё. Меня это очень радовало, когда я приезжала к ним в гости на протяжении нескольких лет.…

  • (no subject)

    за время карантина я привыкла к полу-одиночеству. мне кажется, что это и есть настоящая я, а всё общение с людьми и умение со всеми быть хорошей и…

  • (no subject)

    Чуша ненавязчиво попросила ремонта. Тыщ на 15+. Она, конечно, делала это ещё в том году, но сейчас движок стучит как-то совсем не по-детски, слышат…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment